Всё благодаря музыке

С Аней мы познакомились на первом курсе института. Я учился на филфаке, так что девушек вокруг было огромное количество. В нашей группе, к примеру, их было аж 24 — и при этом всего 3 парня. Да еще, что удивительно, все как на подбор — красивые, с отличными фигурками… На их фоне я первое время Аню даже и не замечал. Да и просто некогда было особо их разглядывать — все-таки, первые дни были очень насыщенными. Обращал только внимание, что за последней партой, слева от меня, сидит эта девушка. Невысокая, с хрупкой фигуркой, черноволосая и всегда одетая в черное.
Аня познакомилась со мной сама. Где-то на второй неделе учебы я пришел на занятия в футболке с изображением своей любимой готик-метал группы, достаточно редкой и малоизвестной. На первой же перемене Аня подошла ко мне и спросила, давно ли я ее слушаю. К моему изумлению, она оказалась большой поклонницей этого исполнителя. Мы проговорили о его музыке до начала следующей пары, и это было невероятно круто. С этого момента и началось наше общение.
Сначала мы просто разговаривали в универе на тему музыки и обменивались дисками и кассетами (в то время модемы были только диал-ап, так что скачивать песни в интернете было сложно и накладно). Потом стали иногда гулять после универа. А затем начали встречаться и по выходным.
Наши отношения постепенно перерастали в нечто большее, чем просто дружба по общим интересам. Аня оказалась удивительной девушкой — безумно скромной, очень эрудированной, с необычным мировоззрением. А еще она оказалась очень талантливой. Как выяснилось, она писала стихи и рассказы, притом очень крутые. Я всегда с удовольствием их читал, или слушал, как она читает их сама. Хотя нам обоим на тот момент было по 18 лет, я чувствовал, что она психологически намного старше и мудрее меня.
Внешность Ани тоже оказалась весьма интересной. Я все чаще стал украдкой любоваться на ее точеную фигурку. Черный цвет ей очень шел, и в своем длинном приталенном черном плаще она похожа была на какого-то темного ангела. А ее глаза… Никогда, ни до, ни после я не видел таких глаз. Они у Ани невероятного, очень глубокого, насыщенно-синего цвета. Не голубого, а именно ярко-синего. И они огромные. Я все чаще стал тонуть в этих глазах, обрамленных длинными пушистыми ресницами.
Уже спустя короткое время я понял, что каждая минута без Ани дается мне тяжело. Я просыпался с мыслями о ней, и засыпал с ними же. В такие моменты мне хотелось, чтобы она была рядом. Прикоснуться к ней, обнять… Сердце замирало от одной мысли об этом. Но я никогда не имел до этого отношений с девушками, да и вообще был безумно стеснительным парнем. Честно говоря, девушками я мало интересовался раньше потому, что они, в большинстве своем, казались мне неинтересными и глупыми. Но Аня была абсолютно другой.
Но однажды Аня прилетела на занятия со светящимися глазами. Увидев меня в холле, она бросилась ко мне и, даже не поздоровавшись, вынула что-то из сумки. Это был новый диск нашего любимого исполнителя, который только-только вышел. Увидев его, я сам пришел в восторг. От избытка чувств я даже обнял Аню, но отчего-то данное обстоятельство меня даже не смутило. В то недолгое мгновение, пока длились наши объятия, у меня в голове словно щелкнул выключатель. И все мое стеснение куда-то подевалось.
Я тут же пригласил Аню сегодня к себе домой, чтобы послушать новый альбом вместе. Она без колебаний согласилась. Тут прозвенел звонок, и мы отправились на пары. Во время одной из них я отпросился у преподавателя, вышел из аудитории, и позвонил с вахты родителям, объяснив, что сегодня приду с девушкой. Они у меня в этом плане очень продвинутые и адекватные. Отец, порадовавшись моему успеху, пожелал удачи, и сказал, что они с матушкой сегодня после работы поедут на дачу, так что весь вечер и вся ночь, если понадобится — в нашем распоряжении.
Окрыленный, я вернулся на пару. Их в тот день было целых пять, и все они тянулись бесконечно медленно. Я совершенно не мог ни на чем сосредоточиться. Я был в предвкушении нашего с Аней вечера, и очень боялся, что в последний момент этого не произойдет. Но когда пары наконец-то закончились, она с улыбкой пошла вместе со мной.
Что удивительно — она взяла меня под руку, пока мы шли. Раньше между нами не было никаких прикосновений, если не считать сегодняшнего объятия. Все это заставляло мое сердце бешено стучать. Да и сама Аня казалась сегодня какой-то иной… На ее лице блуждала едва заметная мечтательная улыбка, и она выглядела счастливой.
По пути мы заглянули в магазин и купили бутылку вина. Когда мы добрались до моего дома, уже начинались сумерки, но в квартире еще было довольно светло. Пока мы распечатывали диск, открывали вино, искали бокалы и делали прочие приготовления, почти стемнело и в доме. Но мне не хотелось зажигать свет, а Аня на эту тему молчала. Наконец, мы сели на диван возле стола, на котором стоял музыкальный центр и наши бокалы. К тому моменту темнота уже полностью окутала нас. Мы подняли бокалы, и я нажал кнопку PLAY…
Из динамиков полилась музыка, которая сблизила нас с Аней и о которой мы так много говорили — но которую мы никогда не слушали вместе. И от соединения двух самых крутых для меня вещей — присутствия Ани рядом и этой музыки — я пришел в какое-то невероятное состояние. В комнате уже было совершенно темно, и я даже не мог видеть Аню, но я просто знал, что она рядом под эти волшебные звуки. И это было потрясающе.
В какой-то момент я решился и обнял Аню. Аккуратно, одной рукой, нежно, на ощупь, в темноте. Мое сердце колотилось, как бешеное — разумеется, я боялся все испортить. Но Аня, не проронив ни слова, положила голову мне на плечо. Такое в моей жизни было впервые, и я чуть не умер от счастья. Но в следующую секунду я, кажется, умер полностью, потому что Аня положила ладонь мне на грудь. Я замер. Меня даже потряхивало от страшного волнения и, конечно, возбуждения. С трудом соображая, что делаю, я наклонился к ней и нежно нашел в темноте ее губы…
…Пару секунд я просто едва касался их. Я боялся, что сейчас Аня даст мне пощечину, встанет и хлопнет дверью. Но ничего не происходило. И тогда я отбросил стыд. Я привлек Аню к себе уже двумя руками, обнял ее и слился с ней в долгом поцелуе. Ее губы были безумно нежными, мягкими, и такими желанными. Я, не помня себя, целовал их, я исследовал своим языком ее сладкий влажный ротик… Она тоже обняла меня, и ее руки заскользили по моей спине. Возбуждаясь все сильнее (хотя в каждую отдельную секунду мне казалось, что сильнее уже просто некуда), я нырнул руками ей под блузку.
Ее стройное хрупкое тело оказалось прямо под моими руками, и я стал ласкать ее нежную кожу, теряя голову все сильнее, продолжая ее целовать. А потом я на секунду оторвался от ее губ и прильнул долгим поцелуем к ее шее. Медленно, наслаждаясь каждым мгновением, я целовал, слегка прикусывая, ее кожу, постепенно продвигаясь все ниже, к плечу…
Дрожащими руками я расстегнул верхнюю пуговицу блузки и, слегка отодвинув ее воротник в сторону, стал целовать плечо и ключицу Ани. Она обхватила мою голову руками и начала гладить по волосам. Ее грудь часто и быстро вздымалась. Не помня себя, я в пару секунд расправился с остальными пуговицами ее блузки, а потом и с бюстгальтером. Припав к ее соску, я обхватил его губами и стал изучать его языком. Вторую руку я положил на другой сосок и начал ласкать его. Аня застонала и запустила руку мне под воротник рубашки, слегка царапая мне шею и спину. Едва ли не кончив от этого, я быстро сбросил рубашку. Я прижал Аню к себе, ощущая, как ее грудь, горячая и вздымающаяся, прижимается к моей собственной. Мы стали целоваться снова, яростно, страстно, уже без всякой скромности. Ее руки скользили по моему телу.
В какой-то момент мы оба поняли, что готовы к более решительным действиям. И дальше все развивалось стремительно и без пауз. Я сорвал с Ани остатки одежды в то время, как она делала то же самое со мной. Повалив ее на диван, я прижимался к ней и целовал ее губы, шею, плечи, грудь, пока мой член утыкался в ее бедро. Не останавливая поцелуев, я запустил одну руку между ножек Ани и, слегка раздвинув ее нижние губки, провел пальцем между них. Какими же нежными и влажными они были!
Аня выгнулась дугой и громко застонала, сильно впившись ногтями мне в спину. Я нащупал «кнопочку» ее клитора и стал ласкать его. Аня безумно стонала, перебирая ногами и сильно вздрагивая. И я понял, что пришло время приступить к самому главному.
Разведя ножки Ани в стороны, я устроился между ними. Взяв член в руку, я приставил его к ее щелочке. Аня застонала и заерзала тазом, отчего ее нежная киска стала ездить вдоль ствола вверх и вниз, смачивая его своими сладкими соками.
Найдя на ощупь нужную позицию, я плотно прижал головку к мокрой киске и уверенным движением вошел внутрь. Аня жутко закричала и бешено вцепилась ногтями мне в поясницу. А я терял голову, ощущая ее тугую и мокрую щелочку. Я стал двигаться внутри, и мне хотелось делать это медленно, но возбуждение брало верх. Я боялся делать больно Ане, но вдруг она стала ритмично двигать попкой мне навстречу, в такт. Крыша от таких ее действий поехала окончательно. Уже ничего не боясь, я стал иметь ее на полной амплитуде. Иногда мой член выскакивал, но я быстро возвращал его обратно и продолжал. Аня извивалась и стонала в моих руках. Она хватала меня за спину, за поясницу, за плечи, и громко кричала… Это было безумно эротично. Но вот я почувствовал, как она на мгновение затряслась, а потом стала ритмично дергаться, громко крича при каждом таком движении. А ее вагина стала сжимать мой член в такт. Это были самые великолепные и яркие впечатления в моей жизни. Вынув член, я сам хрипло застонал от нахлынувших чувств и стал обильно кончать, заливая спермой прекрасное тело девушки.
Я лег с Аней рядом и обнял ее. Она положила руку мне на грудь, и мы заснули под звуки музыки, которая сделала нас счастливее всех на свете.

2018-01-09
286
Оставить комментарий