В гостях у бабы Глаши

Работа у меня простая: шофер на автолавке. Для городских поясню. Это такой грузовик с будкой, который ездит из районного центра по глухим деревням, где своих магазинов нет, и там исполняет функцию этого самого магазина. Приезжаем по расписанию в деревню, а местные жители уже ждут. Моя напарница вылезает из кабины, поднимается в фурон, встает за прилавок и отпускает покупателям еду, бытовую химию, сигареты и все такое прочее, после чего снимаемся с места и едем на новое.
Кстати, раз уж о работе рассказал, то и о себе в двух словах. Мне 24 года, родился в маленьком поселке, отслужил в армии, после которой и устроился в автолавку. Парень я крепкий, физические нагрузки с детства все-таки. Рост у меня 187 сантиметров, сколько вешу, не знаю, но мышц много, а пуза и всего прочего лишнего не имеется. Волосы у меня светлые, стригу их очень коротко. Больше, вроде, рассказывать особо нечего.
У нас есть несколько маршрутов, в зависимости от направления, но особенно мне нравится один. В течение дня заезжаем в пару деревень, а потом едим в полную жопу мира, в крошечный глухой поселок, где всего-то домов 12. Там же и ночуем. У моей напарницы-продавщицы там родственница живет, вот у нее и останавливаемся.
Родственницу зовут баба Глаша. Бабка отличная! В свои 65 бегает по двору, как молодая! Сама невысокая, жилистая, крепкая, и выглядит лет на 50 максимум. Как приезжаем — нам сразу банька, самогон, домашнее мясо, соленья-варенья… Красота!
Вот в один из разов мы снова там остановились. В тот раз погода поганая была, долго мы ехали. Но после истопленной бабой Глашей баньки у меня как новое дыхание открылось, сил сразу прибавилось.
Присели за стол. Напарница моя пару стопок пропустила, пирожком закусила и, извинившись за усталость, отправилась в другую комнатушку избы спать. А мы с бабой Глашей в тот раз прям что-то круто так разговорились, да еще и под самогоночку чистейшую…
И пробило бабку на воспоминания. Но у нее даже воспоминания всегда интересные. Стала она мне рассказывать, как и с кем она по молодости еблась. Мне, конечно, неловко немного, но рассказывала она об этом круто.
— Эх, Димка! Я и сейчас ничего для своих лет, а молодухой была — все парни за мной увивались. Это ведь сейчас у нас тут почти никого не осталось, а тогда куча молодежи была! Девки мне завидовали. Хотя и за другими бегали. Но они ломались, не давали никому, выебывались, одним словом. А я — кто мне понравится — сразу давала. А хули не давать-то, если я это дело люблю!
И не поспоришь ведь!
— Помню, Ванька Щукин за мной ухлестывал. Ух, и красивый парняга был! Рослый, плечистый, кудри густые, глаза, как небо, синие… Как-то раз пошла я, помню, в лес по землянику. Иду, утро раннее, тепло, птицы поют, красота… Нашла полянку, птичек слушаю, нагнулась, землянику собираю, вокруг себя никого не вижу… А Ванька, видать, приметил, что я в лес пошла и проследил за мной. В общем, очнулась я оттого, что меня кто-то, нагнутую, сзади кааак ухватит! Я в крик, а мне здоровая ручища рот заткнула, а вторая ручища юбку задирает да трусы срывает. Вроде и страшно, а потекла я вся, Димка, прям враз! Уже и не кричу вроде. Оборачиваюсь — а там Ванька, лицо хитрое, и глазами своими синими мне прямо в душу… Ну, я уж и кочевряжиться не стала. Уперлась руками в пенек, а он сзади мне как вставит, я чуть не померла. И пошло у нас поехало! Как он меня долбил, Димка, ты не представляешь! Как молоток отбойный — туда-сюда, туда-сюда, и смачно так! Елда-то у него огроменная была, я больше таких и не видывала. Он пока меня ебал, я уж и со счету сбилась, сколько раз сама кончила. Ох, хорошо он меня отодрал тогда! У нас потом игра такая сама собой завелась: как пойду я куда в безлюдное место, Ванька меня выслеживал, нападал и трахал. Как же сладко он меня ебал!
— Хорошая молодость у тебя была, баба Глаша, — ответил я, опрокидывая очередную стопку. — А я уж и забыл, когда последний раз девку трахал. С моей-то работой некогда мне. Домой заезжаю помыться да переодеться, а где в деревнях останавливаемся — некогда, да и машину не оставишь.
Баба Глаша некоторое время на меня смотрела с прищуром, а потом выдала:
— А давай, Димка, поможем друг другу, хули нет-то? Ты не смотри, что я старая — ТАМ у меня все на месте!
У меня аж челюсть отвисла.
— Не ссы, не ссы, — сказала баба Глаша, вставая со своего места. — Еще добрым словом меня вспоминать будешь.
Пока я соображал, что делать, бабка подошла ко мне и деловито спустила с меня штаны. Нагнувшись, она взяла в руку мой член и сказала:
— Ого, елда-то у тебя какая здоровая! Прям как у Ваньки!
С этими словами она начала надрачивать мой хуй. Делала это баба Глаша с явным знанием дела. Я и сам себе так качественно не дрочил, как она. Уже через минуту хер принял положение полной боевой готовности.
— Сейчас я тебе еще и пососу, только ты встань, а я сяду!
А я уже и не против был! Вот ведь бабка-то какая озорная оказалась!
Встал я. Бабка уселась на стул и уверенно взяла мой хер в рот. Руками удерживая меня за жопу, она стала очень глубоко насаживаться на него ртом, заодно не забывая елозить по нему языком. Из-за долгого воздержания я уже был готов кончить, и бабка это заметила.
Встав со своего места, она направилась в сторону кровати. Я пошел следом. Баба Глаша задрала халат, сняла трусы и встала на кровать раком. Моему взору открылась ее немного обвисшая, но вполне себе подкачанная жопа — многолетний физический труд явно пошел ей на пользу.
Я пристроился, поплевал на всякий случай на член и, размазав слюну, осторожно вставил его в дыру бабы Глаши. Там оказалось на удивление узко и мокро — я-то ждал совершенно противоположной ситуации. И тут уже все страхи и стеснения ушли, а их место заняли инстинкты. Да еще и мужское самолюбие вскипело: мне захотелось выебать бабу Глашу лучше этого Ваньки. Выбрав удобное положение и темп, я стал так ее трахать, как никого из молодых девчонок никогда не трахал. Бабка довольно постанывала и весьма активно подмахивала мне задом. Периодически она тихо восклицала: \»Ой, кончаю\» и дергалась, отчего я продолжал жарить ее пуще прежнего. Наконец, я толкнул член в ее дырку последний раз, после чего прямо туда же и кончил.
— Ну вот видишь, и сейчас меня ебать можно, — сказала баба Глаша, когда мы застегнулись и вернулись за стол. — А ведь Ванька-то перед тобой проиграл, проиграл! Хороший ты ебарь, Димка!
Я опрокинул себя в стопку, чтобы скрыть от бабки самодовольную улыбку.

Картинка профиля sdb sdb
2017-09-01
1311
Оставить комментарий